Наша бедность граничила с Богом...
Память сердца всегда дорога.
За сухим ископыченным логом
На закате темнели стога.
Вот и сумерки встали стеною:
Резкий блеск одиноких огней,
И пастух одинокий в ночное
Гонит за день уставших коней.
Наша бедность... В бурьяне избушка
Да ведро над печною трубой,
Много неба и хлеба горбушка
В летний день с родниковой водой.
Одуванчиков жёлтых обнова,
На прополке картофеля мать...
Неустанно, как доброе слово,
Хорошо это всё вспоминать.

 

А я как будто на всё лето дачник.
Шумят грозой омытые сады,
И на стене играет тёплый зайчик
Из бочки, полной дождевой воды.
На чёрных грядках острые росточки,
А на лугах, скрывая боль утрат,
Оранжевые, синие цветочки
На человека вежливо глядят.
Я самой нежной жаждал насладиться,
Но оказалось – выше нет любви,
Чем ощущать, как горный воздух, лица,
Отмеченные памятью земли.

 

Жить трезвее хочется, толковей,
Дни текут, как воды на весло.
В деревеньке, в стекляни ивовой
Тёплое налажу ремесло.


До снегов спроворю труд старинный.
Чтобы шов был тоньше волоска,
Как всегда, на полведёрка глины
Сыпану я полведра песка.


Выйду, закурю, стихи слагая.
В отсветах заката у ворот
Стройная, красивая, родная
В полушалке шёлковом пройдёт.

 

В день воскресный уйду одинокий
В опустевший осенний озноб.
Затянула былые дороги
Киноварью трава конотоп.


И, как в детстве, со мной – Божья милость,
Нажитого добра – ни гроша.
Вот былинка светло заслезилась –
И опять народилась душа.

 

Волочусь километрами.
Всё любимо всерьёз.
Днем апрельским заветрены
Колки голых берёз.
Облака поналеплены,
Одежонка бедна,
В ней навязли, нацеплены
Мудрых трав семена.


Жизнь никак не дотянется
До хороших рублей.
Обувь, чую, развалится
В чернозёме полей.
Скажет мать:
«Всё в порядке», – мне.
Будет после труда
Стол с обжитыми лавками
И простая еда.

 

Будут тёплыми воды и суша,
Только б в травы желанные лечь,
Чтобы вновь с упоением слушать
Одиночества ясную речь.


Приводить в этот мир мой прозрачный
Разноцветный весёлый народ...
Снилось мне: старца мудрого мальчик
К дому белому в полдень ведёт.

 

Как детский сон после обеда,
Как зелень после тёплых влаг,
На чердаке нашёл я лето
Среди исписанных бумаг.


О, сколько розовых восходов
Среди неровных строк стоит!
Там, за плетнями огородов,
Рожок курёнком голосит.


Там, встретив красотою звонкой,
Взглянув украдкою в лицо,
Моя знакомая девчонка
Начнёт скоблить и мыть крыльцо.


Там дни любви моей несмелой
Никак не могут отцвести.
Я всё хочу ей иней белый
С берёз в лукошке принести.


ВЕСНА ПОСТНАЯ

Весною постной мир природы светел,
В нём юность и виденье тонких грёз.
И день-деньской музычит свежий ветер
Сухими отшелушками берёз.


Ещё часы кукушка не кукует,
И, как у птички, – в сердце лёгкий нрав.
И далеко до страстных поцелуев,
До шума листьев и купальских трав.


Унынья нет, не чувствуется тленья,
И старость станет не совсем страшна,
Когда вот так блаженные селенья
В молитвах видит кроткая душа.

 

Наде
Здесь тополя – с рождения Христа.
Здесь мне с тобою вековать – стараться.
Здесь вечер лет примерно на полста
И облака над нами лет на двадцать.


Твой шёлк волос струится испокон,
В глазах – неостывающее лето.
И вся ты – излученье вешних крон,
Где времена и перемены цвета.


Мне никогда не пережить тебя.
В безлюдный вечер серединным маем
На лошади мы выедем в поля
И борозды картошкой забросаем.

 Написать комментарий

Введите оба слова в поле ниже с пробелом или без Текст регистронезависмый

Не можете прочитать? Обновить

 Закрыть